Качество высшего образования в России падает — кто виноват?

Опубликовано: 06.09.2018

видео Качество высшего образования в России падает — кто виноват?

Ответы на вопросы про пятую серию Рима

Журнал  IQ Review  начинает публикацию цикла статей «Образование и работа» о роли образования в построении карьеры. Для начала мы хотели бы затронуть тему высшего образования в России в целом. Мы разберем такие важные вопросы, как системные проблемы высшей школы и их причины, почему молодых специалистов приходится переучивать, и каким должно быть высшее образование в условиях современной экономики.



Содержание статьи

Система высшего образования в России — истоки проблем

Традиции российской высшей школы уходят корнями в систему, которую построил Советский Союз. Когда-то эта система образования считалась одной из лучших в мире. Сегодня вузы продолжают цепляться за эту систему. И отсюда возникают две главные системные проблемы. Но сначала на минуту вернемся в историю.


Сергей Цепов про американцев, жизнь в LA и изучение языка [Забег по Лос-Анджелесу №5]

Флаги России и СССР

Высшие учебные заведения в СССР — кого они готовили?

Система высшей школы Советского Союза славилась тем, что из нее вышло много ученых. А также инженеров всех мастей. Эти инженеры находили рабочие места на многочисленных заводах. После развала СССР продукция этих заводов и их работники оказались экономике не нужны. Почему так? Ведь вузы в СССР «учили учиться»! Но многие их выпускники не смогли научиться работать и зарабатывать в изменившихся условиях.


Разведопрос: Михаил Васильевич Попов о философии

Понятно, что люди были воспитаны с мыслью, что государство о них позаботится, поэтому сами себя занять не смогли. Оставим проблемы позднего СССР и перейдем к проблемам высшего образования России.

Кого и как готовят сегодня вузы в России

Российское высшее образование является калькой с советского, несмотря на все реформы и присоединение к Болонской конвенции.

Качество высшего образования

Студентов по-прежнему учат учиться… и не учат работать . Это первая проблема

Выходя из стен вуза, молодой специалист является специалистом только по теории, из которой на 95% состоит курс обучения в вузах России сегодня. На практике он понятия не имеет не только о том, как применить теорию и сложные концепции в работе, а даже — с какой стороны подступиться к порученным проблемам.

Алиса, редактор:

«Я по образованию экономист. Из чего состоит типичный курс обучения государственного вуза?

Первый курс — общеобразовательные предметы и пара часов введения в специальность в неделю.

Второй курс — половина предметов общеобразовательные, пара-тройка часов по специальности и введение в специализацию.

Третий курс — 10% предметов по специальности, 20% — по специализации, 70% — обучение дедовским методам вычислений чего-нибудь ненужного с помощью ручки и тетради. Такое впечатление, что преподаватели вузов готовят нас к миру, в котором со дня на день запретят пользоваться калькуляторами и компьютерным софтом.

Четвертый курс  — много теории по специальности, прикладные работы по специализации — опять же с помощью дедовских методов.

На пятый курс я не пошла, забрав диплом бакалавра, с меня хватило. По рассказам отучившихся, там одна скучная теория, на которую никто не ходит.

Зачем все это? Все, что я знаю по специальности, закончив вуз, вполне умещается в шестимесячные курсы или двухмесячный интенсив .  Зачем экономисту учиться рисовать кружочки в Паскале, перечитывать историю России, которую преподавали в школе, вычислять тренды на ватмане карандашом, если это делает Эксель в два клика? Почему высшая математика и доказательства различных бесполезных в экономике теорем занимают в три раза больше часов, чем сама экономика?».

Студент в России учится учиться. И делает это очень специфическим образом…

Студент учится обманывать системы антиплагиата. Он учится «забивать» на лекции так, чтобы не было проблем с зачетом. Он учится договариваться и «решать по-другому».

И это нормальная реакция на систему, которая сама подталкивает студентов к обману. Зачет во многих вузах по совершенно разным предметам строится по простой системе:

Посещал лекции — зачет. Не посещал — незачет. Знания при этом в расчет не принимаются. Зачитывал рефераты — автомат. Нет рефератов — вот тебе книга, учи с первой страницы, вопрос будет по любой теме выборочно. Слово в слово повторил на экзамене сказанное преподавателем на лекции — получил «отлично». Высказал свое мнение или данные из другого источника — «удовлетворительно».

Живой молодой ум способен быстро раскусить эту схему и найти методы ее обхода. Подлизывание, списывание, взятки, плагиат — вот первые друзья российского студента.

Вы скажете, что про взятки мы утверждаем бездоказательно. Действительно, прямые взятки преподавателям в серьезных государственных вузах даются редко и только при наличии связей, у простого студента никто деньги брать не будет. Зато во многих российских вузах есть вполне официальная система дополнительного платного обучения, доступная всем желающим. Оплатил часы, отсидел (или даже не отсидел, как повезет), преподаватель уже просто обязан поставить тебе хотя бы тройку. Помимо этого принято всей группой скидываться перед сложным экзаменом на цветы, конфеты или коньяк, в зависимости от слухов, которые ходят о предпочтениях преподавателя.

 

Владислав, выпускник университета МАДИ:

«Я вообще ни в зуб ногой не мог понять статистику. Даже зазубрить не мог, это казалось бессмыслицей. Ребята со старших курсов подсказали, что «бабушка слаба на «Рафаэлло». Две пересдачи, походы за преподавателем часами, зубрежка — все бесполезно. Но стоило коробке белых кокосовых конфет вступить в бой, как заданный вопрос был самостоятельно разжеван преподавателем с вопросом: «Ну, ты разобрался?», и зачет отправился в зачетку».

Таким образом, система высшего образования в России формирует два типа людей: «зубрилок» и «халявщиков».

«Зубрилки» уверены, что все надо учить наизусть. Из них получаются хорошие исполнители, но когда на работе нужно в чем-то самостоятельно разобраться, они абсолютно беспомощны.

«Халявщики» же в основном становятся руководителями. Они научились в вузе «решать вопросы» — то есть искать легкие пути, выполнять работу быстро и некачественно и давать взятки.

Пожалуй, это основная причина того, что у нас такая экономика. Каких воспитали студентов — такие и получились работники!

Вторая проблема — устаревшее оборудование и не менее «устаревшие» преподаватели, чьи знания не обновлялись со времен СССР

Сразу уточним, что хорошие преподаватели, чьи знания актуальны и в них чувствуется страсть к работе, есть. И это даже не зависит от возраста, многим из них 50 лет и больше. Но их очень мало. Давайте скажем прямо, большинство преподавателей в России откровенно старые, как и их знания, которые они не стремятся обновлять. А зачем им это? Работа стабильная, зарплата «белая», возможностей дополнительного заработка — тьма, а за качество преподавания никто не доплачивает. Преподаватель абсолютно не мотивирован улучшать качество преподавания. Материальная база кафедры и института при этом вообще от него не зависит.

Владислав, выпускник МАДИ:

«В технических вузах до сих пор показывают двигатель автомобиля на рваных советских плакатах, потому что в институте было всего 2 двигателя — из одного вынули половину узлов за 20 лет, а второй ржавеет на подведомственной площадке, которая сдана в аренду коммерческим предприятиям.

Новые двигатели от современных автомобилей? Один есть. В лаборатории, где с ним проводятся тесты, чтобы преподаватели хотя бы поняли, как он работает. Студентов к нему не подпускают, чтобы последний рабочий двигатель во всем институте не испортили. Я сейчас говорю о лучшем автомобильном вузе России .

На военной кафедре нас вывозили на полигон и давали полазить по двум старым ЗИЛам (не на ходу, из которых вытащено все, что можно). Изучайте устройство, сказали. Как изучать, чего изучать? По плакату ничего непонятно, как разбирать — никто не показывает, части узлов нет. Ну мы полазили и уехали. За зачет по устройству автомобиля всем пришлось платить, понятное дело».

Ну вы поняли, какие получаются специалисты из таких студентов, обучающихся в таких условиях. Поэтому в России большинство выпускников вузов работают не по специальности.

Алиса, редактор:

«Про засилье «дедовских методов» я уже говорила. При этом преподавания современных профессиональных программ практически нет. Этому уделяется один семестр — по часу в неделю. Посыл такой: ну вот программа, может, устареет, а если мы тебя на бумажке научим считать, ты, и попав в Сомали, где нет компьютеров, справишься. Но разве выпускники российских вузов массово отправляются в Сомали?

Еще один интересный момент — практика. Производственная практика в вузе — это соревнование, кто быстрее «отмажется» справкой из папиного ООО .  Вообще не проводится никакого разъяснения, для чего нужна практика, что ждет будущего выпускника в реальной организации и т.д.

У кого у папы нет своего ООО, те попадают в ГУПы с мрачной атмосферой и не менее депрессивными зарплатами работающих «на постоянке» (25 тысяч рублей). И кому после этого захочется работать по специальности! Почему не распределить всех на месяц на реальные предприятия? Неужели директора отказываются в массовом порядке от халявной рабочей силы? Просто никому это не надо — налаживать связи с предприятиями, проверять прохождение практики и, самое главное, разъяснять студентам, куда они вообще пришли и для чего».

Что надо менять в образовании?

Подводя итоги, скажем, что система высшего образования в России нуждается в крайне жестких реформах. Вот примерный минимальный комплекс мероприятий на уровне приказов для вузов, который мог бы сдвинуть проблему высшего образования с мертвой точки, по мнению редакции Айкью Ревью .

Введение возрастного ценза для преподавателей — не старше 65 лет. Можно сделать поправку на право переаттестации по современным стандартам. Обязательное проведение разъяснительных лекций со студентами о профессии и будущей работе и выездных мероприятий. Снижение количества всех непрофильных и общеобразовательных предметов до 5% за все время обучения. Увеличение доли практической информации минимум до 60%. Полное исключение ручных расчетов в лабораторных работах, это должно быть только в лекциях как базис знаний. Глубокое изучение всех современных программ по специальности, актуальных на данный момент. Организация практики на уровне вуза с равными условиями для всех студентов. Строгий контроль за прохождением практики.

Это только проблемы внутри самих вузов. В следующей части выпуска «Образование и работа» мы поговорим о том, нужен ли диплом о высшем образовании , а также, какие причины толкают молодых людей и девушек на поступление в вузы, и почему многие разочаровываются в своей специальности.

Болезни российского высшего образования (видео)

rss