Петровское-Алабино (Петровское-Княжищево)

Опубликовано: 28.08.2018

видео Петровское-Алабино (Петровское-Княжищево)

description

Петровское-Алабино, называвшееся раньше Княжищево, знаменито сейчас своими впечатляющими руинами. Дворец Демидовых, давно утратив крышу и перекрытия, стоит, продуваемый всеми ветрами. Он служит красноречивым примером национального вандализма в отношении памятников прошлого.



С середины XVIII столетия Петровским владели Демидовы. Эта семья, возвысившаяся при Петре I, обладала несметными богатствами, нажитыми на доходах от знаменитых горных заводов на Урале. Петровское досталось Никите Акинфиевичу Демидову (1724–1789), внуку тульского кузнеца Никиты Акинфиева, заложившего основу благосостояния фамилии. Вышедшие из низов, предприимчивые Демидовы во второй половине 18 века принадлежали к аристократической элите, были европейски воспитаны и образованы, покровительствовали наукам, собирали произведения искусства. Монархи всегда ценили Демидовых, не раз обращаясь к ним за финансовой поддержкой.


Репортаж Усадьба «Алабино-Петровское» - шанс на вторую жизнь.

Н. А. Демидов продолжал семейное «горнорудное» дело, владея несколькими прибыльными заводами. Жил он, правда, не на Урале, а больше в столицах, имея высокое положение при дворе.

Жена Никиты Акинфиевича, Александра Евтихиевна Демидова (1745–1778), происходившая из купеческого рода Сафоновых, умерла в 1778 году, прожив немногим более тридцати лет.


Поездка в усадьбу Петровское-Алабино по Большому кольцу МЖД

Автором проекта отстроенной в 1770-х годах усадьбы принято считать знаменитого московского зодчего М. Ф. Казакова. Доказательством его участия в создании ансамбля служит обнаруженный закладной камень дворца с надписью: «1776 года июля 2 заложен сей дом… Архите… Козаковъ». В современных исследованиях высказывается мнение, что Казаков только руководил строительством, а автором замысла был И. Е. Старов. Старов приходился Демидову дальним родственником, он был женат на представительнице этого семейства. Но аргументом в пользу его авторства служит даже не это, а сходство композиции дома и его плана с усадебным дворцом Демидовых под Петербургом, в Тайцах. Там в те же годы было построено похожее здание центрического типа с купольным бельведером наверху. Возникли резонные предположения, что Н. А. Демидов создал у себя в Петровском вариацию на аналогичную архитектурную тему. Возможно, идея Старова действительно была взята за образец, но подверглась на месте существенной переработке Казаковым. Это обычная ситуация в усадебном строительстве, когда отсутствовал единый автор постройки. Идеи и чужие проекты перенимались и повторялись без проблем. Зачастую вмешивался и сам заказчик, претворяя в жизнь собственные пожелания. Многие просвещенные дворяне хорошо разбирались в архитектуре и выступали полноправными соавторами в деле сооружения усадеб. Из подобного коллективного творчества и рождались многочисленные, порой курьезные постройки. Осознание ценности индивидуального творчества и авторского права пришло только в 19 веке.

Ансамбль Петровского интересен целостной симметричной композицией. На пересечении двух осей поставлен квадратный в плане, со скошенными углами дворец, охваченный по периметру монументальными колоннадами. Грани срезанных углов украшены красивыми порталами, поддерживавшими балконы второго этажа. Дом, распланированный внутри на небольшие помещения, заключал в центре круглый зал, освещенный сверху окнами бельведера. Эта композиция напрямую отсылала к почитаемому тогда примеру из эпохи Ренессанса — вилле Ротонда А.Палладио. Купол дворца венчала статуя Екатерины II, выражавшая верноподданнические чувства хозяина. У основания тяжёлой двухмаршевой лестницы и на её верхних парапетах возлежали чугунные львы и сфинксы, отлитые на Урале.

Демидов создавал Петровское не столько как усадьбу для постоянного проживания, сколько как увеселительную дачу, для приема гостей и размещения художественных коллекций. Здесь не было большого хозяйственного двора, а в самом дворце почти отсутствовали жилые помещения. Это был «дворец-музеум», настоящая загородная вилла просвещенного мецената.

Парадный двор замыкали флигеля, связанные между собой оградами с четырьмя воротами, и поставленные против углов дворца. Они своей скромностью словно оттеняли величие его колоннад. К западу от дворца был возведен храм Петра Митрополита с отдельно стоящей колокольней. Он строился в качестве усыпальницы для рано умершей жены Демидова. Здесь же он завещал похоронить и себя. Храм в советское время лишился всей верхней части с куполом, поэтому сейчас в нем трудно признать церковное здание. Ничего от изысканного убранства не уцелело. Колокольня сохранилась значительно лучше.

Демидовский период в истории Петровского закончился в середине 19 века, когда оно перешло к князьям Мещерским. При них, в 1858 году к стройному столпу колокольни пристроили неказистую по архитектуре тёплую Покровскую церковь. Храм действует и поныне.

После событий 1917 года в главном доме обосновался детский приют. Казалось бы, ничто не предвещало роковых событий, как вдруг кто-то из партийных чиновников распорядился взорвать здание, напоминавшее об «угнетателях рабочего класса». Три мощных взрыва потрясли дом, но наружные стены выстояли. Флигели не стали трогать. Два из них до сих пор используются под жильё и почтовое отделение связи, два — заброшены.

А. В. Чекмарёв, А. В. Слёзкин

rss