Тони Крэгг сам отобрал работы для своей ретроспективы в Эрмитаже

Опубликовано: 28.08.2018

© Tony Cragg Studio, Fondazione Berengo

Сейчас англичанин Энтони Дуглас Крэгг (р. 1949) — один из самых популярных в мире скульпторов. Его работы не только представлены в ведущих музеях, но и установлены на улицах и площадях в десятке городов — от Зальцбурга до Хьюстона. Немецкий Вупперталь, куда Крэгг давно перебрался на ПМЖ из Лондона, предоставил ему целый парк для художественных экспериментов в публичном пространстве.

Выставка Крэгга в Главном штабе Эрмитажа, академическая по замыслу, оказалась актуальной в России, переживающей эпидемию бронзовых истуканов и поточного производства объемных изображений мифических персонажей «с явным портретным сходством».

Летом 2012 года Эрмитаж уже делал первую легкую «прививку» Крэгга, выставив в Большом дворе Зимнего дворца его Люка, созданного в 2008 году. При внимательном рассматривании тени, отбрасываемой бронзовой абстракцией, можно было найти ракурс, выдававший силуэт конкретной модели. А еще раньше, беззаботным летом 2005 года, такелажная команда Крэгга выгрузила во дворе Центрального дома художника в Москве 50 скульптур общим весом под 20 т, и мастер открыл выставку Тяжесть и нежность. Подобных персональных показов живых классиков современного искусства там больше не было.

Впрочем, куратор нынешней эрмитажной выставки Дмитрий Озерков избегает очевидной злободневности. Его интересует работа скульптора на истонченной за ХХ век границе реалистичного и абстрактного, крэгговская бесконечная вариативность форм, его поиски баланса как физического, так и метафорического, бытийного. Не случайно многие произведения Крэгга напоминают скалы, тщательно обработанные тысячелетними трудами песка и ветра.

Кроме того, в Эрмитаже принято искать исторические рифмы, но в случае с Крэггом выбор не очень богатый. Зато временной диапазон огромен — от каменных неолитических изваяний до «подборов» русских авангардистов. К ним можно добавить и готику, что было успешно опробовано в прошлом году, когда скульптуры мастера водружали на крышу Миланского собора по случаю Экспо-2015.

Много лет назад Крэгг сформулировал манифест своего творчества: «Первоначальным интересом, подвигнувшим меня к созданию образов и объектов, было — и по-прежнему остается — создание объектов, которых не существует в природном или функциональном мире, которые могут отражать и передавать информацию и ощущения от мира и моего собственного существования».

Специально для Эрмитажа скульптор сам подобрал 55 своих работ из разных материалов. Самая ранняя — настенный рельеф Культурный миф Африки (1984) — собрана из пластиковых деталей и совершенно не похожа на нынешнего Крэгга. Монастырь сконструирован из отслуживших свой век круглых предметов — электрических роторов и других металлических деталей машин и механизмов. Абсолютно всеядный в виде огромных «зубов» — из белого пластика, Сосредоточение — из углеродного кевлара. Стопка прозрачного стекла слеплена из громоздящихся друг на друга стеклянных сосудов и, кажется, рассыплется от дыхания. Еще 11 стеклянных скульптур выполнены в прошлом году в Студии Беренго (Италия). А 24 рисунка Крэгга в экспозиции показывают, как он ищет и находит на бумаге будущее хрупкое равновесие в твердом материале, на котором пока еще держится мир.

rss